Размышления о плёнке и о ценах в 2022…

Интерес к аналоговой фотографии растёт по всему миру и спрос на фотоплёнку зашкаливает, о чём свидетельствует безумный рост цен на саму плёнку и менее безумный, но всё же рост — на все другие фотоматериалы. В нашей стране это безумие усугубляется ещё и проблемой импорта в свете всем известных санкционных событий. Однако, чем объяснятся дефицит плёнки заграницей и почему мировые производители аналоговых фотоматериалов не справляется с ростом спроса, предпочитая повышать отпускные цены на свою продукцию, а не увеличивать производство?

Кодак объявил о повышении цен на свою плёнку ещё в прошлом году, все остальные производители, а их, как и прежде, весьма не много, сделали это молча. Почему производство плёнки не наращивают, ведь раньше, ещё лет 30 назад, в годы пика расцвета плёночной фотографии производственных мощностей хватало на удовлетворение массового мирового спроса на неё с лихвой? Почему мировые производители не стремятся (и судя по всему не собираются!) реанимировать свои заводы в прежних или хотя бы близких объёмах? На наш взгляд, ситуация безнадёжна.

На этом фоне нельзя без иронии наблюдать призывы наших любителей плёнки в соцсетях помочь отечественным производителям Тасмы, например, которая тоже не справляется с растущим спросом.

Весьма показательный фрагмент прайс-листа одного из известных продавцов плёнки, отражающий не только безумие спроса, но и предложения цен «опт/розница», если кратко то: «не больше трёх в одни руки»…

Давайте разберёмся, почему не стоит ожидать мирового роста производства плёнки, да и вообще — всех аналоговых фотоматериалов, и почему ситуация, на наш взгляд, не вселяет оптимизма. Почему венчурные капиталисты не спешат увеличивать капиталовложения в реанимацию плёночной индустрии?

С одной стороны, ответ очевиден. Мировой спрос на аналоговую фотографию за последние десять лет подогревался банальной модой, хайпом: снимать на плёнку и плёночные ретро-фотоаппараты — это реально круто и стильно, ты как минимум сразу выделяешься из толпы хипстеров со всеми их многомегапиксельными крутыми смартфонами. Сканы с плёнок, сделанные вручную, сильно отличаются (пока!) от массовых цифровых снимков. Прикольно обмениваться в глобальной сети своими плёночными снимками, сделанными на родительских «мыльницах», пусть даже и несопоставимыми по фотографическому качеству со смартфонными снимками.

Ещё прикольнее найти в дедовском чулане старый тяжёлый Зенит, ФЭД или Киев, зарядить в него цветную плёнку и устроить настоящую фотосессию в ретро-стиле на увесистой железной технике своим одноклассникам или одногруппникам!

Стало окончательно ясно, что плёнка и аналоговая фотография — это мировая хайповая тема, мировой тренд, когда к этому подключился многомиллионный Китай. И именно поэтому венчурные капиталисты, благодаря которым и стало возможным частичная расконсервация плёночного производства, не спешат увеличивать капиталовложения. Понимание того, что хайп не вечен, модное поветрие среди молодёжи скоро пройдёт и тренд скоро поменяется, не позволяет рисковать своими капиталами больше, чем выделено на венчурные, то есть весьма рискованные цели.

Именно это, на наш взгляд, не даёт повода для оптимизма: производство фотоматериалов, особенно плёнки, её эмульсии — процесс капиталоёмкий и трудоёмкий, расконсервация производственных мощностей, обеспечение их дорогими материалами, забытыми технологиями и, особенно, кадрами, специалистами, многие из которых давно на пенсии — это непозволительная роскошь на фоне неопределённости долгосрочного (именно долгосрочного!) спроса.

Производство фотоплёнки — это рискованная игра вдолгую. Никто из капиталистов не хочет повторить судьбу банкротства Кодак в начале века (не путайте тот Кодак с тем, что написано на цветастой упаковке современной плёнки Кодак — это не одно и то же!), понимая, что ренессанс массовой плёночной фотографии не вечен. И весьма скоро он пройдёт по той же самой причине, которая вызвала банкротство мировых производителей фотоплёнки десять лет назад.

Причина та же — стремительное развитие IT-технологий! И как цифра убила массовую индустрию аналоговой фотографии тогда, в начале века, также она окончательно прикончит её остатки и в скором будущем — то есть в ближайшие пять-десять лет. Удобство «цифры» и цифровой обработки и хранения изображений, преимущество перед аналоговыми материалами очевидно давно. Цифра всё более идеально имитирует реальный мир, сейчас дети, а скоро и взрослые потеряют в массе своей грань между виртуальным и реальным.

Плёночная, аналоговая фотография — не исключение! Это пока инженеры «Фуджифильм» тренируются на плёночных профилях к своим цифровым камерам, более-менее точно или неточно имитируя оригиналы плёнок «Фужди». Другие мировые IT-разработчики активно совершенствуют специальный софт, имитирующий особенности любой фотоплёнки, и старой и новой: плёночный «шум», зерно, эффекты «хало» (Halo) и т.п. Даже такие характерные плёночные «артефакты» как микро-царапины, пятна и ворсинки, получить в любых масштабах и на любой вкус на цифре — давно не вопрос.

Массовая «цифра» очень скоро легко всё это сделает хотя бы потому, что массовая «аналоговая» фотография, увы, уже давно «по уши» в виртуальном, цифровом, а не аналоговом мире. Вы свои плёночные снимки ведь рассматриваете, делитесь и храните в оцифрованном виде, не так ли? Наивно полагать, что искусственный интеллект не подберёт алгоритмы, позволяющие легко и быстро имитировать любые ваши «плёночные» изображения на цифре в стиле любой плёнки так, что и эксперты не различат. Ну и найдите после этого аргументы в пользу затратного, капиталоёмкого и трудоёмкого развития производства плёнки. Понимаете теперь логику венчурных капиталистов, предпочитающих вкладывать в развитие IT-технологий, имитирующих, эмулирующих любую плёнку и всю аналоговую фотографию в целом?

Особенные плёночные цвета? Оставьте это дилетантам и не смешите профессионалов. «Правильная» цветопередача и цветокоррекция — это то, без чего не обходилась аналоговая фотография в прошлом и именно то, что сильно упростило жизнь современных фотографов, использующих компьютерную обработку изображений. Покажите мне сканер плёнки без софта цифровой обработки, корректирующего цвет инвертированного изображения с ваших негативов. Пока «сканировщик фотоплёнки» можно условно назвать профессией (как, впрочем, и фотографов). Но это пока. Искусственный интеллект и эту тему закроет скоро!

Кому интересно, эта тема частично раскрыта нами в статье «Искусственный интеллект и вымирающие профессии… включая фотографов?», найдите её на нашем сайте. Она заканчивается словами, которыми уместно закончить и эту публикацию: «Вам нравятся портреты от Энни Лейбовиц или Ирвина Пенна? Хотите получить что-то особенное в стиле Вивиан Майер или «просто красиво», как в глянцевых журналах или в лентах Pinterest? Нет проблем! Это сперва «Вы хочите песен? Их есть у меня!» выглядит забавно и смешно, но интеллект быстро учится, в этом его сила, алгоритмы быстро оттачиваются на миллионах вариантов изображений в облачных хранилищах и вам будет уже не до смеха, когда любая ваша фотография достигнет степени идеальной картинки ещё до того как вы успеете выразить «машине» свои хотелки… Это — как уже сейчас она узнаёт то, что вы хотите, ещё не успев набрать текст в строке поискового запроса…

Всем успехов в пока ещё живой аналоговой фотографии!

Марат Байгереев, Иркутск апрель-май 2022

Как гарантированно сохранить плёнку на долгие годы

Это давно не вопрос, так как плёнка выпускается на протяжении многих десятилетий и, как минимум, свёрнутая в плотные катушки сохранилась чуть ли не в каждой семье. Попробуйте достать эти катушки из семейного архива, почти наверняка плёнки также и лежат в рулончиках, может даже в той же самой, «родной» упаковке — пластиковом контейнере — заботливо собранные папой или мамой в какую-нибудь старую коробку.

Плёнка в рулоне хранится долго и ей ничто не грозит, если она спрятана где-нибудь в сухом тёмном месте. Она как и десятилетия назад ничего не потеряет, проблема целлулоида — её полимерной основы — только в одном: с годами он становится хрупким и ломким, поэтому будьте осторожны со старыми плёнками, не поцарапайте и не сломайте их!

Идеально, если плёнка была сразу после сушки нарезана на фрагменты (как правило, по 6 кадров) и аккуратно завёрнута в бумагу гармошкой, как это делали фотографы в прошлом веке. Такую плёнку можно использовать когда угодно — напечатать любые кадры любого формата, не боясь её сломать или поцарапать. В рулоне плёнка хорошо сохранится, если её не трогать после того, как напечатали фотографии с негативов, но если вы неоднократно её разворачивали-сворачивали, пусть даже в перчатках, чтобы не оставлять пятна от пальцев, то как бы ни старались аккуратно развернуть и снова свернуть в рулон — микроцарапины неизбежно останутся и будут хорошо видны на увеличенных отпечатках.

Кроме того, для многих плёночных сканеров плёнка в рулоне не приемлема и чтобы её оцифровать потребуется трудоёмкий и небыстрый процесс вымачивания и сушки… Поэтому позаботьтесь о сохранности ваших плёночных архивов заранее! Сразу после того как получите с проявки вашу плёнку, нарежьте её аккуратно на фрагменты по 6 кадров и положите их под пресс между листочками чистой (!) бумаги. Ещё лучше, если приобретёте специальные файл-сливеры (принт-файлы) для долгого, архивного хранения вашей плёнки.

Файлы (файл-сливеры) из прозрачного пластика — полиэтиленовые — хороши для частого, по крайней мере неоднократного обращения к вашим негативам, чтобы рассмотреть их напросвет и найти нужные кадры для повторной печати фотографий. Но для длительного, по-настоящему архивного хранения лучше подходят пергаментные принт-файлы. Проверено временем! Не поскупитесь и не поленитесь, приобретите для создания вечного (без преувеличения и без иронии!) фото-архива принт-файлы/файл-сливеры из пергамента и будьте уверены в сохранности ваших памятных снимков, которые с годами станут бесценными!

И как только поймёте, как это удобно — хранить нарезанную сразу после сушки плёнку надёжно и безопасно — приобретите для вашего растущего архива специальную твёрдую папку с кольцами для хранения фотоплёнок в принт-файлах. Обычные канцелярские скоросшиватели, рассчитанные на файлы «бумажного» формата А4, мягко скажем, не очень подходят для хранения файлов с негативами, вы тоже поймёте это быстро — всё познаётся в сравнении. Ваши внуки точно вам скажут спасибо за бережно и надёжно сохранённую память на плёнке, так как, несмотря на все цифровые копии, оригинал (ваша плёнка) всегда будет ценнее, хотя бы потому, что массовая цифра со всеми своими мегапикселями пока ещё не превзошла массовый «целлулоид» по качеству картинки.

Любите плёнку, друзья, сохраните её для ваших потомков и они помянут вас и ваше творчество добрым словом! Тоже проверено временем…

Марат Байгереев, ФЭД-Иркутск, 2022 г.

PS. Приобрести принт-файлы (пластик/пергамент) и папку для вечного хранения ваших плёнок можно у нас в офисе!

ECN-2, «киношные» плёнки и «что не так» с вашей картинкой?!

Кинематографическая плёнка — это не только особенная цветопередача и особенная проявка (ECN-2), сажевый слой, точнее — его остатки удаляются после проявки вручную.
Проблема в том, что нет гарантии того, что все остатки удалятся полностью, и если сажа попала на эмульсию, то она, скорее всего, там и останется навсегда в виде полос и пятен. Иногда это довольно забавно, художественная ломография может получиться, как на картинке выше. Но чаще всего, как и всё инородное, включая пыль, например, это портит отснятые кадры. К этому, увы, надо быть готовым, когда приобретаете такую плёнку. Хотя у нас в 99% случаев таких проблем проявки не возникает! А если, всё же, ваша плёнка попадёт в 1% критических остатков сажи, то у нас всегда есть, чем компенсировать испорченные кадры… Это, кстати, касается не только сажи, но и возможных (крайне редко!) царапин при её смыве с нежной эмульсии.

Цены на 35-мм киноплёнки ручной или полуавтоматической намотки в кассеты типа 135 для фотоплёнок, по-прежнему, пока привлекательны по сравнению с фабричными («коробочными») фотоплёнками, цены на которые в последние годы взлетели до небес, и это ещё не предел популярности плёночной фотографии! И дело даже не столько в том, что, благодаря более доступной цене, вы имеете возможность фотографировать на «киношные» плёнки гораздо чаще, чем на простые «коробочные» кодаки и фуджиколоры, сколько в понимании и осознании того, что на те же самые профессиональные, по-настоящему, киношные Кодаки и Фуджиколоры, были сняты знаменитые шедевры киноискусства!

Director of Photography

Присмотритесь внимательно к кадрам известных кинофильмов: на то, как они сняты, с какого ракурса, как построен кадр, из каких «мелочей» и что именно из «второстепенного» попало в кадр и почему, как сочетаются цвета и как прорисованы полутона!

Если задумаетесь о том, почему киноделы так «заморачиваются», то станет понятно, почему кинооператор в голивудском кино называется «Директор Фотографии» (Director of Photography) и почему Тарантино назвал магию кино серией снимков на 35-мм плёнке». Задумайтесь над этим, чтобы приблизиться к пониманию того, какое значение имеет фотография и фотографическое видение мира в производстве большого кино!

И ещё одно распространённое даже среди опытных фотографов-профессионалов широкое заблуждение: Kodak V3 250D — это для солнечного света («Day»), тогда как 500T, например, предназначен для искусственного освещения («Tangsten»), и чтобы снимать на солнце нужны якобы специальные фильтры.

Производитель действительно указал в своих проспектах такие рекомендации, но не для фотографов! Искусственное освещение в кино — это вам не маленькие, смешные по меркам кинопроизводства фотостудии, а павильонные съёмки для большого кино с фасадами домов и целыми улицами, по которым движутся кареты с лошадьми, например. Киноделы и зрители в кинозалах ещё может и увидят разницу между эмульсиями «D» и «Т», и даже между «Eastman 5218» и «Eastman 5219» на широких экранах, но вряд ли эта разница будет заметна на ваших смартфонах или даже на откалиброванных дисплеях или пусть даже на «полностью аналоговых» фотографиях формата 10х15 или даже 20х30. Помните, чем отличается оптика для большого кино (и, соответственно, степень детализации картинки на 35-мм) от той, чем вы располагаете, да и «ECN-2», которым будет обработана ваша плёнка, скорее всего, будет отличаться от голливудского стандарта…

И что же?! Не снимать на киноплёнку из-за этого? Среди фотографов популярен афоризм: «Снимает не камера, снимает человек». Если вам надоели унылые и однообразные кадры бесконечных, скучных фотосессий, то ещё раз пересмотрите известные эпизоды мастеров кино, поставьте понравившуюся картинку на «стоп-кадр» и представьте себя на месте режиссёра и кинооператора, чтобы понять или хотя бы приблизиться к пониманию того, почему тот мастер, кто отвечает за картинку в голивудском кино, называется «Директор Фотографии» (Director of Photography). Посмотрите на мир в окошке видоискателя вашего фотоаппарата глазами Роджера Дикинса или Кристофера Дойла, например, чтобы понять, «что не так» с вашей картинкой…

«Снимает не камера, снимает человек»...

Марат Байгереев, ФЭД-Иркутск, 2022 г.

Чем на самом деле хороши старые плёнки: привет из прошлого века-4

Продолжаем цикл статей про старые плёнки. В массе своей от старой и очень старой просрочки ничего хорошего не получишь и экспериментировать имеет смысл, если плёнка досталась (а) бесплатно, в нагрузку к старой технике или за символическую плату, (б) когда у вас есть время и желание повозиться с подбором экспозиций и временем проявления, разумеется, в том случае (в), если вы сами проявляете, поскольку особенности проявки лютой просрочки — это тоже тот ещё эксперимент. Итак, если все три условия совпадают (а,б,в), то почему бы не попробовать, на удачу и со знанием дела можно получить весьма и весьма интересные результаты.

Напомним, старая просрочка (не путать со «свежей» просрочкой — 3-5 лет, например, для плёнки не возраст!) — это неизбежная потеря светочувствительности, как бы идеально она ни хранилась. Соответственно экспонировать такие плёнки надо на длинных выдержках, подбирая «медленные» ИСО: чаще всего iso-25 и менее.

Фотографы знают, как применять длинные выдержки в художественной фотографии: вечером или ночью можно достичь интересных эффектов размытия, точнее — «размазывания» источников света в темноте или движущейся воды в сумерках…

Kodak ProImage-100, Nikon N8008s (ISO-100, S:1/4″, F:4)

…но попробуйте те же сцены снять «голыми руками» без всяких фильтров в яркий солнечный полдень, например! Вот где интересны эксперименты с просрочкой. В фотогалерее — снимки на разных плёнках с разными экспозициями, ещё больше фотографий найдёте на наших страничках в соцсетях…

В фотогалерее снимки на две просрочки с ISO-25 — чёрно-белая ортохроматическая (не видит красный спектр) Тасма Микрарт-Орто производства СССР и немецкая (ГДР) Orwocolor NC-21 из прошлого века. Обе были приобретены за символическую плату с рук. Как экспонировать и проявлять Orwocolor NC-21 я написал в статье «ORWOCOLOR NC-21 и ЦНД-32: «проявить до 1989 г.» Личный опыт», рекомендую прочитать, если ещё не читали. Снимайте на плёнку, друзья, любите плёнку и она ответит вам взаимностью!

История другой фотосессии: «Привет из прошлого века! Часть 3» и немного рассуждений о цветопередаче…

Когда в процессе работы приходится тестировать разные фотоаппараты или плёнки, то стараешься выбирать и соответсвующие тестам какие-нибудь характерные выразительные локации, благо их хватает в центре города неподалёку от офиса. Интересно потом сравнивать снимки одних и тех же объектов тех сцен, как, например, это было в публикации «История одной фотосессии или как лихо гелиосы крутят боке».

Как-то раз вышел протестировать люто безнадёжную просрочку — чёрно-белая Тасма ФН-64 производства СССР с отметкой на коробочке “обработать до 12.1993″. На снимках внизу станет понятно почему «безнадёжную» — это максимум, что получалось на нескольких (3-4 как минимум) 36-кадровых плёнках, доставшихся бесплатно, в нагрузку к купленной ретро-технике. Поэтому крайне не рекомендую покупать такие плёнки, даже если упаковки от них выглядят «как новые» и «невскрытые» как пишут некоторые барыги, пытающиеся втюхать незадачливым покупателям такую просрочку по цене новых — таких объявлений полно в интернете.

Я писал во второй части статьи «Привет из прошлого века« и «ORWOCOLOR NC-21 и ЦНД-32: “проявить до 1989 г.” Личный опыт« об особенностях экспонирования и проявки таких старых фотоматериалов в силу сильной потери светочувствительности, причём потеря номинальных ISO (ГОСТ/DIN/ASA) именно этих чёрно-белых плёнок «Тасма ФН-64» была настолько значительной, что на очередную экспериментальную фотосессию пришлось взять штатив, не выбрасывать же доставшиеся хоть и даром плёнки!

Долго идти не пришлось, для тестовых съёмок на такой просрочке нашёл такие же старые брошенные дома под снос в самом центре Иркутска на ул. Подгорная. Люблю выразительные фактурные сцены и не удивлюсь, если мои фотографии скоро станут единственными свидетелями таких весьма колоритных, кстати, (см. цветные снимки) фрагментов старого Иркутска. Снимал на ФЭД 5С на максимально открытой диафрагме F:2.0 (нештатный объектив «Юпитер-8 2/50» — специально накрутил вместо штатного «И-61» — более светосильный и проверенный на ФЭДах полтинник) и на самых длинных автоматических выдержках от 1 секунды до 1/15, разумеется, со штативом. Когда проявил в холодном (от 10°С до 15°C) проявителе, получилось вполне прилично для такой просрочки и вполне себе даже художественно и весьма выразительно.

Поскольку сцена расположена недалеко от офиса, то и многие другие тесты на разных плёнках снимал потом в той же самой локации. Есть что сравнить, чтобы рассмотреть изображения «поближе» откройте их в новой вкладке или сохраните на диск.

Обратите внимание на последние два снимка этой фотогалереи: разные плёнки с разной цветопередачей (никакого фотошопа и вообще без какого-либо вмешательства в «default» плёночного сканера) — снято в разные дни разными аппаратами, но примерно в одно и то же время суток (рано утром перед работой — локация расположена по пути из дома в офис) — Kodak Vision2 200T/5217, которой более 10 лет, выдала более яркий результат, но более молодая KODAK VISION3 500T/5219 передала цвета ближе к оригиналу, хотя, если по-справедливости, истина где-то посередине.

Если не знать точно цветовую палитру оригинального объекта, то на фотографиях ВСЕГДА сложно разобрать насколько точна цветопередача — это ВСЕГДА стоит учитывать тем, кто самозабвенно спорит о «правильных» и даже каких-то «эталонных» цветах, оценивая даже не сами фотографии как таковые, а цветокоррекцию колористов и сканировщиков на «постпродакшене». Я уже молчу про встроенный софт любой цифровой техники, автоматически «по умолчанию» («default») корректирующий цвета» при интерпретации цветных негативов, и заводскую или ручную, студийную калибровку мониторов и дисплеев! Зайдите в любой магазин, торгующий телевизорами и мониторами, найдите два «одинаково» передающих цвет одних и тех же объектов и постарайтесь вспомнить или хотя бы представить как эти объекты выглядят «натурально на самом деле» в природе.

Восприятие цвета ВСЕГДА субъективно, как говорится: «на вкус и цвет…», недаром колористика определяет цвет через «ощущение человека». Поэтому всех, кто чуть ли не с пеной у рта слишком самоуверенно спорит о цветах и полутонах смело посылайте в художественные галереи, не забыв при этом напомнить, что работы известных и неизвестных живописцев тоже совсем уже не те по цветопередаче, что были сто и более лет назад: они и тогда и сейчас были ВСЕГДА субъективны (точнее сказать — «интерсубъективны») по восприятию, что, впрочем, и тогда и сейчас не умаляет их достоинства в аналоговом исполнении и «аналоговости» эмоционального воздействия на человека, на его «ощущения». Вот такое «цветное кино» увидите на цветных кинематографических плёнках.

Субъективность, точнее — интерсубъективность природы цвета (разные люди по своим ощущениям более-менее точно определят основные цвета как «красный», «зелёный» или «синий», например, понимая разницу между ними по памяти с детства, несмотря на разницу возможных полутонов, но легко запутаются в переходах между ними там, где эта разница стирается) является тем самым природным, натуральным ограничителем, исключающим «объективное» измерение или точную фиксацию цвета (именно цвета!) «средствами объективного контроля». Можно измерить длину волны, но нельзя измерить цвет, человек — не машина и воспринимает мир субъективно! И если мы углубимся в колористику, то очень скоро станет ясно, что цвет – это не нечто “объективное”, а интерсубъективные ощущения разных людей на основе всеобщего консенсуса относительно восприятия определённых диапазонов волн зримого спектра излучений. Поняв это, начнёте по-другому смотреть на умников, глубокомысленно рассуждающих о «правильном» цвете и даже об «эталонах» цвета в цветной фотографии.

Понимание колористических принципов выразительности в цветовых переходах, полутонах и т.п. и т.д. — это уже следующая ступень воспитания, образования, обучения интерсубъективного восприятия цвета более узким («экспертным») сообществом на основании им же сформированного более узкого («экспертного») консенсуса в процессе того же воспитания, образования, обучения по такой дисциплине как колористика. Изучая её поймёте как добиться определённого восприятия у людей, управляя цветом, зная или предполагая их предпочтения, например.

В дискуссии вокруг цветов (как и в любой дискуссии) важно понимание того интереса, который представляет тот, кто претендует на роль условного «эксперта» (кавычки — без иронии!), присмотритесь внимательно к тем цветам, которые этот условный «эксперт» считает «правильными» или «эталонными» и увидите вполне понятные и конкретные интересы определённого круга лиц. Вообще, любой спор вокруг неких “эталонных”, якобы, цветов – пустое и даже во многом опасное занятие, учитывая страсть некоторых лиц к определённой униформе, исключающей разнообразие и палитру красок: тоталитаризм и радуга – не очень, мягко скажем, совместимые вещи. Именно поэтому: «На вкус и цвет…» — истина, выраженная в народной мудрости.

Но вернёмся к фотосессиям старого Иркутска. Вот кадры из статьи «Привет из прошлого века! Опыт съёмки на ретро-камеры и проявки старых плёнок на 120« в сравнении с тестом на той же KODAK VISION3 500T/5219 в той же локации с разницей съёмок в полгода: октябрь 2020 г. — май 2021 г. Эта локация уже не такая колоритная, поэтому спорить о цветах не будем, проблема этих заброшенных домов в другом, гораздо глубже и тривиальнее одновременно и, от того, печальнее.

Прямо напротив этих трущоб, через дорогу расположен квартал элитного жилья, а всего в сотне метров, по-соседству выстроен торгово-развлекательный комплекс «Модный квартал». Юбилей города, пышно отмечавшийся 10 лет назад (к которому и был построен, в частности, «Модный квартал»), прошёл мимо этой локации. Может к следующему грандиозному юбилею, когда будем отмечать через 40 лет 400-летие Иркутска, и на эти улицы придёт праздник, и тогда уже наши потомки продолжат забавную по своей философской сути дискуссию о «правильных» цветах, но уже, надеюсь, не на выгоревших красках облупившихся фасадов заброшенных давно домов старого Иркутска…

Марат Байгереев, Иркутск, май 2021 г.